“Змагар”, верь! Тебя ждет великое будущее

В фильмах о высокой политике оплота демократии нередко отражается взгляд на ситуацию, когда человек, выполняющий роль иностранного агента, борца за демократию или героя-спасителя всего человечества оказывается в спорной ситуации между сделкой на высшем уровне и собственными моральными нормами. Авторы кинофильмов стремятся убедить зрителя, что все происходит справедливо и по совести: концовка преподносится либо в нейтральном контексте, либо заканчивается ошеломляющим YOU WIN.

А как происходит в реальной жизни?

Следует отметить, что благодаря стараниям разросшегося аппарата американских спецслужб, которые уже просто количественно не могут обеспечивать поддержания уровня информационной безопасности, а так же из-за многочисленных грубых интервенций во внешнюю и внутреннюю политику других государств достаточное количество материала может быть собрано из открытых источников.

Когда “демократия” побеждает

Каждому активисту “змагарства” следует понять, что реальной власти и самостоятельной возможности принимать решения больше никогда не будет. Переворот при внешней поддержке – это лишь способ привести наиболее удобного (а значит – наиболее подконтрольного) человека к власти. Революционный активист (второстепенная действующая фигура) никому не удобен, он слишком много знает, слишком много умеет, владеет навыками реальной борьбы (не исключено, что и вооруженного противостояния) и, соответственно, знает контрмеры. Поэтому вариантов не очень много.

Смерть активиста. Один из сотен практических примеров.

Бранимир Николич – активист движения “Отпор” из сербской Воеводины боролся до конца. Прошло 10 лет после победы сербской революции, когда силы оставили его. Весной прошлого года он повесился, оставив своей подруге и адвокату прощальное письмо, свое политическое завещание. В маленьком, готовящемся к Рождеству сербском городе Суботица, на столе перед адвокатом Ольгой Радичевич последнее письмо ее повесившегося друга. Оставшийся верным идеям революции, бывший активист движения “Отпор” пишет о том, что просит не считать его поступок свидетельством его психического расстройства. Все 10 лет после свержения Милошевича он боролся с коррумпированностью новых демократических властей и пришел к выводу, что справиться с ними можно только новой революцией. Но революции не делаются в одиночку. Он намерен стать единственной жертвой своего собственного ненасильственного сопротивления.

“Бранимир был романтиком революции. Я думаю, что в конечном счете то, что он сделал, было последним, еще не испробованным им способом обратить внимание людей на то, как воспользовались плодами их победы“, – говорит адвокат Ольга Радичевич

Продолжение сотрудничества с иностранными спецслужбами, работа в роли агента влияния. Пример из практики.

Срджа Попович – в далеком 1998-м студент белградского университета, был одним из основателей сербского движения “Отпор”. В начале декабря этого года влиятельный американский журнал “Форейн Полиси” в Вашингтоне включил господина Поповича в свой список 100 самых выдающихся мыслителей мира. Повод – успех так называемой “арабской весны”.

После смены режима в Сербии, «Отпор» трансформировался в CANVAS (Центр прикладных ненасильственных акций и стратегий), что-то вроде мозгового центра активистов, продвигающего демократические идеи. На сегодняшний день институт по большей части финансируется Слободаном Диновичем — соучредителем «Отпора» и другом Срджа Поповича, который после падения режима в Сербии возглавил телекоммуникационное предприятие. CANVAS заявляет, что ведет свою деятельность (семинары, обучение, тренинги) в 37 странах по всему миру, а также утверждает, что работает только с объединениями, на счету которых нет насильственных акций.

Так, например, CANVAS отказался от сотрудничества с Хамас и Хезболлой, и достаточно активно поддержал оппозиционеров в Иране, Зимбабве, Венесуэле, Беларуси, Бирме и, ранее, Тунисе и Египте.

Срджа Попович утверждает:

«Ганди потратил тридцать лет, чтобы сместить режим. Нам понадобилось десять лет. Тунисцы сделали это за полтора месяца, а египтяне за 19 дней. Это демократический блицкриг».
CANVAS также открыто участвует в семинарах, финансируемых как ОБСЕ и ООН, так и ассоциацией Freedom House. Когда после падения режима Милошевича «Отпор» огласил факт поддержки своей организации американцами, многие члены посчитали себя обманутыми и покинули движение, которое на сегодняшний день насчитывает всего лишь 5 сотрудников — консультантов по ведению революций — которые дают цену своим услугам, информируя американское правительство.

По словам основателя CANVAS: «раньше всем, кто был в оппозиции Милошевичу, помогала Америка».

И сегодня официальный список спонсоров организации не оставляет сомнения в ее политической ориентации.

Когда побеждает “дыхтатура”, а также весь период до разрешения конфликта

Госдеп никогда не считался с персоналиями, которые не выгодны. Поэтому активист движения скармливается “тиранам” под обязательный вой и разглагольстования прессы. Самая лучшая судьба активиста-революционера в этом случае — бегство за пределы Родины с последующим вставанием холопа на четвереньки перед демократической прессой по первому требованию. Не согласен – экстрадиция домой, к кровавой гыбне. Независимые журналюги какое-то время будут держать (пока это выгодно барину) холопа в центре внимания, но с падением интереса – всякого змагара ждут безвестность и нищета. Далеко за примерами ходить не надо: взгляните на того же Михалевича (не выгодного), Позняка (не выгодного) и Радину (пока еще пригодна к употреблению).

Второй, более жесткий вариант – тюрьма строгого режима. Да, змагару за решетку будут присылать по десятку отчиканых цензурой писем, а на всех форумах профессиональные SMM будут травить затертые до дыр байки про “палитвязьняу”, персоналии, “издевательства и пытки”. Возможно, даже пару раз расскажут на какой-нибудь международной тусовке грантодателей под вкусную еду. Но не очень ясно, чем все это может помочь человеку, отбывающему срок в колонии строгого режима. Причем сосредоточен вой “независимых” будет на фигурах центральных вроде Санникова, а всех остальных – в расход (см. Статкевич, Дашкевич и многие другие). Их близкие – и вовсе будут брошены на растерзание спецслужбам.

Третий вариант – если конфликт выльется в фазу активного противостояния, то как бы гарантируется, что пойманный “актывист” будет казнен. Быстро и справедливо. А может быть его разорвет/линчует толпа (например, отрежут голову как это бывало на Ближнем Востоке), которую “змагар” демократизировала несколько месяцев. В условиях вооруженного конфликта люди порой очень изорщренно умеют выражать “благодарность освободителям”.

А что же с “ветеранами революционной демократии”, которые, как чемодан со старым тряпьем – и выбросить жалко, и тащить тяжело?

Их оставляют умирать. Так свои дни закончили многие. Так умерли Витушко (слепым калекой в Вильнюсе), Звозсков, Пяткус, Бебенин, Силицкий, так умирает сестра Завадского. Так умрет Дашкевич. Госдепу наплевать. Никто не поможет. Люди – товар. Смерть – гамбит.

Змагар, верь! Тебя ждет великое будущее. Возьми калькулятор и оцени свои шансы на успешную жизнь и карьеру. Потом посчитай их для своих близки, которые еще менее круты, чем ты. Что будет делать, хлопающий по плечу спонсор, когда твоя жизнь пойдет наперекосяк? Что ты будешь делать если твоя жена или твой ребенок будут умирать? Быть может напишешь письмо в Госдеп?

Скорее всего ты будешь сожалеть и лихорадочно искать выхода, которого нет. Нет и быть не может. Гамбит.

Антон Владимиров

Оставьте первый комментарий

Оставить комментарий

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*